"Я вам расскажу только об одном случае", — сказала я Нассеру бин Абдулла аль-Хемиди, министру труда Катара.

"Можно я расскажу вам историю одного рабочего среди тысяч рабочих-мигрантов здесь, в Катаре, оказавшегося в ловушке несправедливых законов."
И я рассказала ему случай с Бенджамином Крусом.

Два месяца назад Бенджамин прислал мне письмо по электронной почте.
Он написал: «Дорогая мама, мне нужна твоя помощь.»

«Мой работодатель вдвое сократил мою заработную плату и направил меня на другую работу — я стал резчиком мрамора.

Мне нужно было что-то делать, поэтому я подал иск в катарский суд по трудовым вопросам. Чтобы подать иск, мне пришлось потратить все мои сбережения. Я сообщил о своей проблеме в Национальный комитет по правам человека. Это было 15 месяцев назад, и с тех пор ничего не изменилось.

Я не могу работать, поэтому я не могу зарабатывать деньги. Я сплю на диване друга, потому что я не могу больше жить в трудовом лагере.

Мой работодатель отказывается подписывать мои бумаги на увольнение, чтобы я мог работать на кого-то другого. Теперь он передал мой паспорт в Министерство внутренних дел, и я даже не могу покинуть страну".

Тысячи рабочих, таких как Бенджамин, оказались в подобной ловушке в Катаре, где законы работают против них, нет независимого процесса рассмотрения жалоб работников и работодателей для урегулирования их разногласий.

В стране с 1,2 млн трудящихся-мигрантов это правовая катастрофа для рабочих. Юристы по трудовому праву были бы шокированы от того, что законы благосклонны лишь к одной из сторон.

Наши юристы начали переговоры с катарскими работодателями.

Они обратились к простой и надежной правовой тактике — расходам на оплату юридических услуг. Если вы позволите Бенджамину уйти, уговаривали они, он заберет свой иск из суда, и вам больше не придется оплачивать работу юристов за каждый день работы.

Для этого босса, как и многих других, расходы суммируются.

Таким образом, он согласился отпустить Бенджамина и подписать «золотую» бумагу для катарских трудовых мигрантов — "справку об отсутствии возражений", которая дает право перейти на работу к другому работодателю.
Но на этом наш рассказ не заканчивается.

Штраф

Учитывая то, что паспорт Бенджамина был передан в Министерство внутренних дел, ему пришлось бы заплатить 1600 долларов США штрафа, чтобы забрать свой паспорт из Министерства внутренних дел Катара, где он оказался, потому что работодатель заявил, что Бенджамин сбежал, несмотря на то, что ему отказывали в работе.

Для человека, который обычно зарабатывает 400 долларов в месяц и который не работал в течение 15 месяцев — это колоссальная сумма.

Вот в такой ситуации и оказался Бенджамин.

«Я хочу спросить вас: что мы можем сделать для этого человека?» — сказала я Министру труда.

«Я пойду и самостоятельно оплачу его штраф в Министерстве внутренних дел, но ситуация, при которой ваши правительственные учреждения делают жизнь рабочих-мигрантов невозможной — неправильная".

Ответом мне было молчание. Затем министр спросил: «Вы заплатите?»
«Я должна сделать это, иначе ваше правительство накажет этого несчастного», — ответила я.

«Но он нарушил закон», — сказали мне чиновники Министерства труда.
«Он перестал работать на своего работодателя и должен заплатить штраф».
«Человек, которого эксплуатировали, чья заработная плата была сокращена вдвое, был вынужден уйти с работы. Неужели он действительно совершил преступление?», — спросила я.

«Если вы считаете, что это преступление, и вы ничего не можете сделать, то после обеда я пойду и заплачу штраф».

Через несколько минут были даны гарантии, был сделан телефонный звонок, и были даны обещания вернуть его паспорт.

Свобода

В тот же день Бенджамин в машине Министра труда приехал в штаб-квартиру Управления по расследованию уголовных преступлений в пригороде Дохи.
В этом монолитном здании посреди пыльной пустыни хранятся паспорта тысяч сбежавших рабочих в этом маленьком государстве в Персидском заливе.
Государство, в котором некуда бежать.

Пока нескладный руководитель Управления подписывал бумаги, бюрократ министерства труда, сопровождающий Бенджамина, достал из-под полы свой Blackberry и попросил сфотографироваться с освобожденным Бенджамином Крус.

Мы были рады за Бенджамина.

Но что правительство Катара будет делать с десятками тысяч других случаев, когда рабочим отказали в выплате заработной платы, предоставлении медицинского обслуживания и достойных условий проживания?

Они мне дали ответ на этот вопрос, сказав, что если рабочий подписал контракт, он должен выполнять его, не возражая, если работодатель вносит изменения в условия контракта или не выплачивает согласованную заработную плату, что случается слишком часто.

Правительство не несет ответственность за установление минимальной заработной платы, это ответственность компании.

Если работник убегает, это его вина.

В Катаре нет свободы ассоциаций, нет профсоюзов, которые могли бы защищать рабочих, нет эффективного суда по трудовым спорам или услуг по их урегулированию, у рабочих нет лидеров.

Это не просто любопытный случай.

К сожалению, это тот случай, когда законы используются исключительно против рабочих, как в Катаре.

Эта часть сообщения Шарон Барроу была впервые опубликована Equal Times 17 января 2013 года